Яндекс.Метрика
ПУБЛИКАЦИИ

Чужая война

Чужая война

 

Впервые за последние 100 лет у России есть уникальный шанс НЕ принимать активного участия в мировой схватке за ресурсы и лидерство. Отсидеться за «линией фронта» в роли „до зубов вооруженной Швеции“. И „заодно“ решить три ключевых социальных проблемы: жилье, образование, здравоохранение и через 10-15 лет выйти на уровень жизни сопоставимый с уровнем жизни стран Западной Европы.

 

Игорь Березин

Ведущий эксперт исследовательского холдинга Ромир

 

Полная авторская версия.

Сокращенный вариант опубликован в журнале «Однако» №11 (120) 16/04/2012

 

 

События 2011-го года, получившие пока стыдливый эвфемизм «арабская весна» уже можно трактовать дюжиной различных способов. Для осмысления произошедшего, происходящего и грядущего потребуется еще немало лет, „копий“, кофе и прочих ноотропов. Но, уже сегодня одна из имеющих право на серьезное рассмотрение трактовок состоит в том, что „битва за Африку“ это первый эпизод – дебют 4-й мировой войны. Очередной – уже четвертой за последние 100 лет глобальной схватки за лидерство, власть и ресурсы. Немного отклонившись от основной темы замечу, что первый раунд китайские товарищи проиграли, пропустив „вероломное нападение“„светоча демократии“ на свои экономические интересы в Африке. Возможно, это произошло потому, что лидеры КПК так усердно убеждали весь мир в том, что стремительный взлет (а правильнее было бы сказать восстановление и возвращение) Китая не несет угрозы для устоявшегося мирового порядка; что Китай не имеет амбиций и претензий на мировое и даже – на региональное лидерство, что убедили в этом даже самих себя. Убедили многих, но только не своего главного геополитического партнера и противника. После 11.09.2001 оборонная доктрина Американской империи стала весьма незатейливой – „Бей первым!“.

 

 

Краткая история трех предыдущих мировых войн

 

«История учит нас тому, что она никого ничему не учит». Но, все-таки для того, чтобы попытаться понять какую стратегию следует избрать для того, чтобы в очередной раз не скатиться к национальной катастрофе нам потребуется совершить краткий экскурс в историю трех мировых войн.

 

Первую Мировую войну европейские интеллектуалы уже в 1914-м году назвали «коллективным самоубийством Европы». Насчет всей Европы может сказано и слишком сильно, но для Османской, Автро-Венгерской, Германской и Российской империй участие в той войне очевидно стало самоубийственным по своим последствиям. И если для Германии и Турции участие в этой бойне было в значительной степени делом вынужденным, то Россия выбрала войну добровольно.

Сегодня это уже практически невозможно объяснить рационально. Как получилось, что страна, которая, по мнению Столыпина, остро нуждалась в 10-15 спокойных годах, оказалась втянута в страшную и совершенно не нужную ей мировую войну? Да еще и совершенно не на той стороне.

У России и Германии в начале ХХ-го века практически не было никаких конфликтов экономических интересов. Царь Николай и кайзер Вильгельм были двоюродными братьями, а треть российской элиты имела германские корни. Россия и Германия за предыдущие пятьсот лет воевали только один раз – в середине XVIII-го века. А все остальное время отношения наших стран и народов были либо нейтральными, либо дружескими и союзническими. Но Россия оказалась союзницей Британии и Франции, с которыми воевала в той или иной форме практически весь XIX-й век. С которыми, особенно – с Британией у нее был мощнейший конфликт экономических интересов в Центральной и Южной Азии. Которая (Британия) вот уже более 100 лет вмешивалась во внутренние дела России вплоть до организации государственных переворотов с цареубийством и полной сменой политического курса. Иначе как выдающимися качествами британской тайной (и не очень) дипломатии, при почти тотальном разложении и деградации российской элиты (начиная с царской семьи) я это объяснить не могу.

 

Абсолютной победительницей из Первой мировой войны вышла страна, которая в ней меньше других участвовала. Соединенные Штаты Америки. Которые, начиная с середины 20-х гг. ХХ-го века превращаются не только в самую динамично развивающуюся крупную экономику мира, но и постепенно – в мировую империю. Британская империя также вышла из войны победительницей. Но победа досталась Британии довольно дорогой ценой. Ценой сотен тысяч жизней британцев и утраты экономической динамики. А вот Франция, хоть и числилась формально среди победителей, но победа эта для Франции стала поистине пирровой. Уже в начале 20-х гг. прошлого века стало понятно что проект «французская империя» окончательно превращается в несостоявшийся и на нем можно ставить жирный крест. Четыре же европейские территориальные империи просто перестали существовать. Среди них были три побежденных державы и одна несчастная „победительница“ — Российская империя.

 

Могла ли Россия избежать участия во Второй мировой войне? Скорее всего — нет. Если бы «западной коалиции» не удалось восстановить военный потенциал Германии и стравить два „тоталитарных режима“ между собой, то в качестве „резервного проекта“ имелись Япония и Польша. Обе имели „территориальные претензии“ к СССР. С обеими у СССР имелась достаточно свежая история военного противостояния с весьма неоднозначным исходом. При одновременном нанесении удара на западе и востоке, поддержанного морской блокадой (после „победного поражения“ в Первой мировой российский флот перестал существовать как значимая сила и Британия безраздельно властвовала на море) и „портовой интервенцией“ шансы на расчленение СССР были достаточно высоки, а на ослабление сравнимое по последствиям с поражением в Крымской войне – очень и очень высоки.

 

 

К чести советского руководства следует заметить, что оно всячески старалось оттянуть начало «второго раунда». Сначала пытаясь не допустить форсированного восстановления германской военной мощи. Эти попытки были блокированы Британией и Францией. А затем заключив непрочный, ненадежный, недолговечный но все же – союз с этой самой Германией. Союз, который дал СССР еще 1-2 года мирной передышки. Впрочем, передышкой этой сталинский режим не сумел воспользоваться должным образом. Да, и вынужденные „мирные инициативы“ СССР ничуть не обеляют „людоедский характер“ этого самого режима. Но речь сейчас не об этом.

 

Во Второй Мировой войне победили Соединенные Штаты. За эту победу им пришлось повоевать. Чуть больше года в Европе и почти четыре года на Тихоокеанском театре военных действий. Кстати, началась война для США тоже на два года позже чем для Германии и Британии; и тоже не очень удачно. С Перл-Харлбора. Но к концу войны на долю США приходилось 60% мирового финансового богатства, включая золото и 40% мирового промышленного производства.

СССР также вышел из войны победителем. За победу мы заплатили страшную цену: 25 миллионов человеческих жизней и разрушенная инфраструктура в западно-европейской части нашей страны. Но и «приз» был весьма значительный: распространение влияния СССР на Восточную Европу и Юго-Восточную Азию, моральный статус и „международные права“ победителя, прекращение дальнейших попыток уничтожения нашей страны путем прямого военного столкновения.

Британия оплатила свою формальную победу во Второй мировой утратой статуса «великой державы первого ранга», переходом на позиции сателлита бывшей колонии, началом конца проекта под названием „Британская империя“. Спустя 20 лет после окончания той войны британский имперский проект был бесславно завершен.

То, что Франция была объявлена «союзницей и победительницей», а не „прислужницей, коллаборационисткой, житницей и здравницей нацистского режима“, получила право на ядерное оружие и место постоянного члена Совета Безопасности ООН иначе как историческим курьезом назвать нельзя. Благодарить за это французы должны „мятежного генерала“ Де Голля и Иосифа Сталина. Последний рассчитывал, и не без оснований, что были хорошие шансы включить Францию в зону советского влияния. В начале 1946-го года 60% мэрий французских городов контролировали коммунисты.

 

Не прошло и года (на 362-й день) после окончания Второй мировой войны как в небольшом городке Фултоне Советскому Союзу была объявлена новая война. Называть ее «холодной» могут только те, кто всяких там вьетнамцев, афганцев и прочих „африканцев“ за людские потери не считает. Война шла с переменным успехом более 40 лет и завершилась экономическим поражением Советского Союза и завершением проекта „Советская империя“.

 

 

 

Соединенные Штаты опять вышли победителями из мировой схватки. И не просто победителями, — а единственной сверхдержавой, абсолютным мировым гегемоном, чьи претензии на лидерство и господство никем не оспаривались более 20 лет. Но легкой и «красивой» эту победу назвать язык как-то не поворачивается. В ходе экономического, идеологического и военно-политического противоборства с Советским Союзом, а особенно после сокрушения последнего, произошло и перерождение самого американского капитализма. Умеренно-демократическая, социально ориентированная модель „общества равных возможностей и разумных социальных гарантий“, базирующаяся на свободе предпринимательства и „протестантской трудовой этике“ выродилась в модель „виртуальных финансовых пузырей“, базирующуюся на алчности, потреблятстве, неравноправном обмене со странами „периферии“ под угрозой применения военной силы.

 

Расклад основных сил накануне начала активных боевых действий.

 

Соединенные Штаты Америки. Население – 315 млн. человек, 4,5% мирового населения. ВВП – 15 трлн. долларов, 21% мирового ВВП. 25-30% мировых финансовых активов прямо и непосредственно контролируются США. Еще 25-35% находятся под их косвенным контролем или в зоне влияния. Средний темп роста национальной экономики за последние 10 лет – 2,5% в год. Если следующие 12 лет экономика будет расти со средним темпом в 2% в год, то в 2022-м году ВВП США составит 19 трлн. дол.

Полагают, что могут вести военные операции, включая наземные, одновременно на двух «театрах боевых действий». После победы над СССР основная стратегия была направлена на недопущение реализации имперского проекта „Халифат“. Увлеченные этой стратегией пропустили стремительный взлет и возрождение Китая. Осознав ошибку перешли к стратегии „отсечения от ресурсов“, целью которой является резкое торможение темпов экономического роста в Китае. В случае успеха в реализации этой стратегии в Китае может начаться жесточайший внутренний экономический и социально-политический кризис результатом которого может стать очередная национальная катастрофа, коих уже было немало в истории этой страны. Чтобы сильно не отвлекаться упомяну только „опиумные войны“ и „маоисткий эксперимент“.

Ключевые геополитические интересы США состоят в сохранении контроля над мировыми ресурсами: энергетическими, продовольственными, финансовыми, информационными, интеллектуальными. И позиции доллара США как – «мировых денег». ООН, НАТО, МАГАТЭ и другие международные организации США рассматривают в качестве „инструментов“ реализации своей стратегии.

Стратегическая сила США состоит в том, что во второй половине ХХ-го века, используя военную силу, финансовую мощь, дипломатические таланты и либертарианскую идеологию он сумел превратить почти все значимые страны мира в своих союзников. А в конце ХХ века «вывел из игры» своего главного соперника – СССР. Россию же 15 лет вообще не принимали в геополитический расчет (к сожалению – это было объективно нами заслужено – поражение есть поражение), а теперь США достаточно успешно проводят в отношении России политику изоляции и нейтрализации.

 

Китайская Народная Республика. Население – 1330 млн. человек, 19% мирового населения. ВВП (по ППС) – 9 трлн. дол., 13% мирового ВВП. Средний темп роста национальной экономики за предыдущие 10 лет – 9,5% годовых. При снижении темпов роста до 7,5% в следующие 10 лет, в 2022-м году ВВП КНР может составить 20 трлн. дол. и превысить ВВП США. К этому году ВВП Китая может составить 20-21% от мирового ВВП. И Китай став страной со средними мировыми показателями экономического и социального развития наконец преодолеет полуторастолетнюю бедность в которую его ввергли западные державы (в первую очередь — Британия) в середине XIX-го века. Если правящей элите Китая удастся выстроить систему перераспределения внутри страны и сглаживания разрывов между регионами и социальными группами, то социального взрыва удастся избежать.

Однако, ключевая проблема состоит в том, что для поддержания таких темпов экономического роста Китаю нужны внешние энергетические и продовольственные ресурсы. И Китай более 10 лет методично работал над созданием для себя дополнительной ресурсной базы в Африке. Вот по ней то и был нанесен удар в 2011-м году западной «демократической коалицией».

Стратегическая слабость Китая состоит в отсутствии у него союзников среди значимых стран. Япония плотно встроена в американский проект. Да и японская интервенция в Китай в 30-х – 40-х гг. прошлого века оставила такой след в памяти народа, что о нормализации отношений речь может пойти не ранее чем уйдет поколение, родившееся в 30-е гг. Т.е. – только через 10-15 лет. А такого времени у Китая сейчас нет. С Индией у Китая непримиримый конфликт интересов. Индии также как и Китаю нужны внешние ресурсы для того, чтобы вывести страну их нищеты. И доступ к этим ресурсам, в т.ч. – в Африке, Индия может получить только будучи встроенной в Pax Americana. Союзником Китая могла бы стать Россия. Но на роль «старшего брата» (которую официально играл по отношению к Китаю СССР) Россия не тянет. А на роль „младшего брата“ не согласится. К тому же российская элита является „западно-ориентированной“: дети учатся „на западе“, недвижимость и бизнес приобретаются „на западе“, капиталы выводятся в „западные“ финансовые институты. 

 

Индия. До недавнего времени Индию никто в геополитические расчеты не включал. Да, и зачем было включать в эти расчеты одну из беднейших стран мира, не обладающую мощной армией, значимыми энергетическими, продовольственными и иными ресурсами, не претендующую на активную международную позицию, с формально демократической формой правления, встроенную в международное разделение труда ровно таким образом, как это было выгодно Западу? Разве что потому, что население Индии составляет более 1,2 млрд. человек, 17,3% мирового населения? Но, гуманитарные соображения редко участвуют в геополитических раскладах. 

Однако, 15 лет устойчивого экономического роста высокими темпами вывели индийскую экономику по валовым показателям на 4-ю позицию в мире. ВВП (по ППС) достиг 4 трлн. дол., 5,7% мирового (ВВП). Пересчитывать ВВП Индии по текущему курсу не имеет смысла, т.к. курс рупии занижен по отношению к доллару США в 3-4 раза. И уже в следующем (максимум – в 2014-м) году Индия сместит Японию с третьей строчки в мировой «табели о рангах» по объему ВВП. А это уже проблема

США (и «Запад») либо должны признать Индию значимым геополитическим игроком, ввести постоянным членом в СБ ООН, подключить к „распилу“ Африки, разграничить „по справедливости“ интересы Индии и Японии в ЮВА и Океании, „сдать“ индусам Пакистан, а потом – и Бангладеш. Здесь будет уместно вспомнить, что вычленение Пакистана и Бангладеш из состава Индии было „прощальным плевком“ британского колониализма по отношению к добившейся мирным путем освобождения от двухсотлетнего британского владычества „жемчужине Британской короны“. И тогда Индия станет надежным союзником Запада.

Либо Индию надо «мочить». Дестабилизировать Индию достаточно легко. Это можно сделать используя религиозные, этнические, социальные, кастовые, клановые и иные противоречия. Тогда Индия станет глобальным Афганистаном. Проблема в том, что в увлекательном процессе „низвержения Индии“ с большим удовольствием примут участие Китай и Пакистан. Что приведет к усилению позиций обеих стран. Перспективы усиления Пакистана, превращения его в очередной „иран“ и формирование оси Пекин-Исламобад-Тегеран – это кошмарный сон американских стратегов. Вот почему решение в отношении Индии еще не принято.

 

Япония. Население – 126 млн. чел., 1,8% мирового населения. ВВП по ППС – 4,3 трлн. дол., 6,15% мирового ВВП. После поражения во Второй мировой войне стране восходящего солнца потребовалось четверть века и «японское экономическое чудо» для того, чтобы создать принципиально иную (была хорошо знакомая нам милитаристско — мобилизационная) модель экономики, основанную на инновациях. В 70-е гг. прошлого века по отдельным валовым экономическим показателям соперничала с СССР за второе место в мировой табели о рангах. По показателям развития на душу населения уже треть века является абсолютным лидером среди крупных стран мира, обогнав США. Как сегодня мы строим графики и прогнозы относительно того когда Китай обгонит США по номинальному ВВП, так 30 лет назад такие графики строили в отношении Японии. По прогнозам американских аналитиков это должно было произойти к 2000-му году. Но, в конце 80-х гг. в Японии разразился жесточайший экономический кризис и от 5-8% годовых темпов экономического роста страна скатилась в рецессию с темпами роста близким к нулевым. От последствий того кризиса страна только – только начала оправляться к середине нулевых. В 2011-м году цунами и Фукусима опять увели темпы экономического роста в отрицательную область. Сегодня Японию можно назвать страной „заходящего экономического солнца“. Но, закат этот очень медленный и красивый. В 2022-м году на долю Японии (если не произойдет какой-то катастрофы) будет все еще приходиться более 5% мирового ВВП. Об уровне жизни хотя бы сравнимым с японским сегодня мечтают в большинстве стран мира. Стратегия Японии в Четвертой мировой войне проста и понятна. Держаться как можно дальше от театра боевых действий, сохранять нейтралитет (прописанный в конституции страны), оказывать США политическую поддержку, блюсти свои экономические интересы. Ни в коем случае не дать втравить себя в военное противостояние с Китаем и Россией.

 

 

 

Федеративная Республика Германия. Население – 82 млн. человек, 1,17% мирового населения. ВВП – 3 трлн. дол., 4,25% мирового ВВП. Германия до сих пор переживает политические последствия поражения во Второй Мировой войне. Даже после поражения СССР в Третьей мировой Германии было позволено восстановить свою территориальную целостность, но не политические права и влияние. Национальные интересы Германии состоят в том, чтобы не принимать активного участия в Четвертой мировой войне, а использовать эту ситуацию для полного восстановления своих международных политических прав и возвращения в «клуб великих мировых держав второго ранга». В реализации этой цели у Германии есть один естественный союзник – Россия. И два не менее естественных противника: Великобритания и Франция. Обе эти страны уже не обладают достаточными экономическими ресурсами для поддержания статуса „великой державы“, даже „второго ранга“, но все еще пользуются правами „победительниц“ в предыдущих войнах.

 

Франция. Население 65 млн. человек, 0,9% мирового населения. ВВП – 2,15 трлн. дол., 3% мирового ВВП. В очередной раз находится на стратегической развилке. Либо продолжается нынешний курс «сытого прозябания» в „хвосте“ англо-саксонской атлантической коалиции. Который медленно (за 15-25 лет), но верно переведет эту страну в разряд „третьестепенных“ богатых стран. Типа Бельгии, Голландии, Швеции, Норвегии. Либо из „атлантической коалиции“ надо постепенно выходить и заключать долгосрочный союз с Германией, благо сейчас это еще можно сделать на равноправных условиях. И тогда у Парижа появляется реальный шанс вновь стать реальной столицей Европы. В минусе такого решения французская гордость и 1000 лет франко-германских войн. В плюсе осознание того исторического факта, что франки – это одно из многочисленных германских племен и видение исторической перспективы хотя бы на четверть века вперед. К сожалению политиков масштаба Де Голля, которые могли бы не то что принять и реализовать такое решение, но хотя бы осознать важность момента принятия геостратегического решения в Пятой республике не просматривается.

 

Великобритания. Население 62,5 млн. человек, 0,9% мирового населения. ВВП – 2,15 трлн. дол., 3% мирового ВВП. Хотя в XIX-м веке и было сказано, что «У Британской короны есть только два надежных союзника: армия и флот», а также – „У Британии нет постоянных союзников, а есть постоянные интеерсы“, в течении всего ХХ-го века Британия являлась естественным и верным союзником США.А куда было ей деваться? Союзником для США сегодня Британия является очень полезным. Поскольку многовековой опыт дестабилизации, вмешательства во внутренние дела и даже управления в отношении Индии, Китая и России. Лондон является одним из пяти финансовых центров мира и главным финансовым центром Запада. В „лондоне“ держат свои капиталы (а некоторые – и детей) не только „оппозиционеры“, но и „элиты“ многих стран, включая Россию, Индию и Китай. Это делает национальные элиты этих стран в каком-то смысле „заложниками“ Лондона. Не самый бесполезный ресурс в условиях надвигающейся глобальной схватки. Стратегия Британии состоит в том, чтобы максимально замедлить неизбежный процесс снижения своей доли в мировом ВВП (в 2022-м году она снизится до 2,5%) путем дестабилизации и „низвержения“ динамично растущих экономик других стран.

 

Бразилия. Население – 203 млн. человек, 3% мирового населения. ВВП – 2 трлн. дол., чуть менее 3% мирового ВВП. Это самое настоящее политическое и экономическое чудо. Похоже Бразилии удалось за последние 15-20 лет преодолеть «первое проклятие» Латинской Америки и вырваться из бесконечного круговорота военных переворотов и социальных экспериментов. И выйти на траекторию устойчивого экономического роста. Если Бразилии удастся избежать „второго проклятия“ — наркотизации, то ее место в десятке наиболее значимых стран мира будет непоколебимо как минимум в течении следующих 25-40 лет.

Стратегия Бразилии в 4-й Мировой проста и понятна – держаться подальше от обоих воюющих лагерей и заниматься решением внутренних проблем. А их немало. Это – и коррупция, и криминализация, и очень сильное социальное расслоение, и недореформированное сельское хозяйство, и развитие территорий с целью снижения чудовищного разрыва в экономических показателях между разными штатами. Бразилия, вместе с Индией и Россией вполне могла бы составить «костяк» „Движения неприсоединения“.

 

Италия. Население 61 млн. человек, 0,9% мирового населения. ВВП – 1,85 млрд. дол., 2,65% мирового ВВП. Место Италии в топ-10 это «незаслуженный подарок судьбы». Сразу после окончания 2-й мировой войны за Италию развернулась политическая битва между СССР и США. Сначала перевес был на стороне СССР. Коммунисты выиграли парламентские выборы. Коммунисты, как и во Франции, возглавляли местное самоуправление в более чем половине итальянских городов. Профсоюзы получили очень большую власть в частных компаниях. Казалось, что вот еще чуть-чуть и Италия будет провозглашена „социалистической рабочей республикой“. Но, постепенно Штатам удалось с помощью финансовых вливаний, католической церкви и сицилийской / неаполитанской мафии переломить ситуацию в свою пользу. Однако, в период „битвы за Италию“ обе великие державы победительницы (СССР и США) были заинтересованы в том, чтобы вывести Италию из-под удара санкций, которые должны были быть наложены на главного союзника Гитлера в Европе. В результате Италия получила шанс на восстановление и, надо отдать ей должное – сумела этим шансом воспользоваться.

Сегодня, на место Италии в 10-ке претендуют: Мексика, с населением 115 млн. человек и Индонезия, с населением в 250 млн. человек. К сожалению, Мексика похоже проигрывает битву с «вторым проклятием Латинской Америки» и из большого соревнования временно выбывает. Индонезии для вхождения в десятку надо 10-12 лет устойчивого экономического роста. Не факт, что судьба даст ей это спокойное десятилетие. Ведь она входит в зону пересекающихся экономических интересов США и Китая и как раз может оказаться одним из „театров боевых действий“ в 4-й мировой войне.

Самая серьезная проблема Италии – чудовищный разрыв в уровне экономического развития (и менталитете) между севером и югом. Если бы Северная Италия отделилась от Южной ( «Неаполитанская республика»), то она стала бы одной из самых развитых европейских стран. На уровне с Германией, Швейцарией и Австрией. А вот „Неаполитанская республика“ сразу пополнила бы ряды проблемных стран северного средиземноморья: Греции, Португалии и – возможно – Испании. Сказать, что такое развитие событий совсем невозможно было бы слишком сильно. Достаточно вспомнить, что в своих современных границах Италия пребывает всего 150 лет. А до того 1500 лет Италия представляла собой конгломерат из десятков территорий различного политического статуса и уровня экономического развития: республики, княжества, монархии, протектораты, теократии, включая папскую область. Но, США, конечно, будут всячески противодействовать развитию такого сценария. Ведь им нужна единая Италия в качестве своего плацдарма в Европе. Что лучше для самих итальянцев стоило бы спросить у них самих. Демократии так любят советовать другим проводить референдумы по любому поводу. Так почему бы и нам не посоветовать им провести референдум. Я даже, кажется, уже знаю его результаты. По крайней мере – в Северной Италии.

 

Российская Федерация.

 

Население – 143 млн. человек, 2% мирового населения. ВВП по рыночному курсу – 1,85 трлн. дол., 2,65% мирового ВВП. ВВП по ППС – около 2,5 трлн. дол., 3,5% мирового ВВП.

 

За активное участие в трех мировых войнах наша страна заплатила страшную цену: 40 миллионов человеческих жизней только прямых потерь в результате боевых действий и как минимум в два раза больше косвенных – снижение рождаемости, повышенная смертность, эмиграция. Если бы России удалось уклониться от участия в этих войнах, то население России, подчеркиваю – России в ее нынешних границах было бы как минимум 250 млн. человек. 3,5% мирового населения. И на долю нашей страны приходилось бы как минимум 7% мирового ВВП.

Еще одна цена, которую пришлось заплатить за участие в войнах – административно-мобилизационная модель развития экономики. Первая «продразверстка» (обычно этот термин вызывает ассоциации с Гражданской войной и действиями советского правительства) была объявлена в январе 1917-го года царским правительством. Модель с высочайшей долей расходов на оборону и безопасность и хроническим недофинансированием социальной сферы.

 

Формально имея общий уровень экономического развития даже немного выше среднемирового по многим показателям социального развития: ожидаемая продолжительность жизни, уровень детской смертности, жилищные условия и т.д. Россия сегодня находится в ряду слаборазвитых стран.  «Несостоявшиеся» государства я во внимание не принимаю.

 

Какое-либо активное участие в Четвертой мировой войне для России будет гибельным. Намного более быстро гибельным, чем было участие СССР в Третьей мировой войне. Нашей стране необходима стратегия, которая позволила бы уклониться от активного участия в «разборках» США и Китая и обеспечила бы приток финансовых ресурсов, часть которых, значительная часть, была бы направлена на решение проблем обеспечения населения страны жильем приемлемого качества, восстановление эффективных систем здравоохранения и образования. Само собой на оборону и безопасность также придется выделить немалые ресурсы. Но, это-то как раз уже делается. Что это за стратегия?

 

В отношении США. Вооруженный нейтралитет. Перезагрузка. Взаимовыгодные торговые обмены. Заимствование инноваций. Привлечение капиталов. Совместные производства. Сотрудничество в космосе и на дне морском. В области медицинских исследований, физике, химии, биологии. Симметричные «гуманитарные» проекты: они поддерживают „правозащитников и блоггеров“, мы – „захватчиков уолстрит и изоляционистов“. Или симметричный же отказ от такого „гуманитарного“ вредительства. 3-4 ударных мобильных группировки готовых вступить в прямое военное столкновение с „саттелитами и марионетками“ и разгромить их в ходе наземной операции в течении одной недели. Ядерное сдерживание вплоть до четко обозначенной готовности нанести превентивный локальный ядерный удар по территории и военным объектам союзников США в случае возникновения угроз для территориальной целостности нашей страны. Концепция ответного ядерного удара в случае прямой атаки на нашу территорию, гарантированно уничтожающего жизнь на нашей планете – само собой.

 

В отношении Китая. Политическая поддержка на уровне СБ ООН, совместное блокирование международных инициатив, наносящих или потенциально могущих нанести вред экономическим и геополитическим интересам России и Китая. Соглашение о поставках российских ресурсов в Китай по «рыночным» ценам. В условиях войны они будут высокими. Привлечение части огромных китайских финансовых резервов (они сейчас на три четверти номинированы в долларах США и работают на американскую экономику) в Россию для финансирования технологической и социальной модернизации нашей страны. Это, кстати, поможет китайским товарищам отчасти решить проблему с тем, что международные резервы Китая номинированы и хранятся в финансовой системе его главного геополитического противника.

 

В отношении Индии. Оба сценария: превращение Индии в безоговорочного союзника и сателлита США или дестабилизация и развал для России являются малоприятными. Для Индии, что характерно – тоже. России следует по мере сил и возможностей оказывать разумное противодействие реализации как первого так и второго сценария. 50 лет назад Индия морально возглавила «Движение неприсоединения» — группу стран которая пыталась в военно-политическом и идеологическом плане „равноудалиться“ и от США, и от СССР. При этом у Индии и СССР были очень хорошие, дружеские отношения. Вот на возрождение „Движения неприсоединения“ и должны быть направлены наши совместные усилия. Россия, при этом может стать полноправным участником и даже лидером этого движения. Только теперь „равноудаляться“ надо от США и Китая.

 

В отношении Японии. До наших дальневосточных «соседей», с которыми у нас, кстати, до сих пор нет мирного договора, необходимо донести весьма простую мысль – любое противостояние с Россией ускорит процесс „экономического заката“ Японии. Острое противостояние с Россией толкнет ее на тесный военно-политический союз с Китаем. И тогда уже сегодняшние сорокалетние получат шанс лично наблюдать крушение „японского проекта“. Конструктивное и взаимно-выгодное сотрудничество с Россией может существенно замедлить процесс „заката японского проекта“, а может — чем не шутят боги – даже и придаст ему новый импульс.

В отношении Германии. Сегодня полное восстановление Германии в геополитических правах отвечает национальным интересам России. Идеальным вариантом (и не только для нас) стал бы постепенный выход Германии из «атлантического англо-саксонского» проекта и включение в обновленное „Движение неприсоединения“ с Россией и Индией. В рамках этой стратегии было бы разумно поддержать процесс формирования в Берлине независимого (подчеркиваю – независимого, а не встроенного на правах „младшего брата“ в англо-саксонский проект) финансового центра Европы.

В обмен на политическую поддержку Россия вправе рассчитывать на условия максимального благоприятствования для трансфера германских инженерных, управленческих и социальных технологий. Германское «социальное государство» является тем самым желанным компромиссом между „либеральным капитализмом“ и „административным социализмом“ о котором осознано или нет мечтает большинство граждан нашей страны.

 

В отношении Франции. Российско-французская дружба началась 1000 лет назад, когда русская княжна Анна Ярославна стала королевой, а затем и правительницей Франции. Двести лет назад мы крепко повоевали. Но даже та война не сильно испортила трепетное отношение русских и других народов нашей страны к Франции. Даже после той войны французский не перестал быть первым языком российской элиты. 150 лет назад мы опять повоевали в Крыму. И после этого мы уже были только союзниками. Франции даже удалось уклониться от участия в Третьей мировой войне против СССР. За что ей – отдельное спасибо. Для многих россиян «колыбелью европейской цивилизации» являются не Афины, не Рим, а Париж. Про моду, сыры, вина, парфюм – я вообще молчу. Как бы так уважительно и аккуратно помочь французской элите осознать, что долгосрочные интересы Франции лежат не на оси: Нью-Йорк – Лондон – Париж (тут они всегда будут занимать третье, четвертое, пятое место), а на оси Париж – Берлин – Москва, где они по крайней мере еще четверть века смогут играть „первую скрипку“.  

 

В отношении Великобритании. Необходимо потихоньку слезать «с британской иглы». Возращение „капиталов и детей“ из Лондона должно стать приоритетной политической задачей верхушки российской элиты. Хорошо – не возвращение, а перевод в более дружеское или хотя бы нейтральное место: Швейцарию, Швецию, Германию (и у Берлина появится шанс стать финансовым центром Европы), Францию (если чудо случится и „свободолюбивые галлы“ все же найдут силы и мудрость встроиться в обновленный франко-германский проект). В остальном наше отношение и стратегия по отношению к Великобритании должно базироваться на предпосылке о том, что она является „непотопляемым авианосцем“ США у берегов Европы.

 

В отношении Бразилии. Дружба, развитие деловых связей, политическая поддержка, сотрудничество в военно-технической сфере. Давно пора поставить вопрос о реформировании Совета Безопасности ООН с введением туда в качестве постоянных членов: Индии, Бразилии, Индонезии, Германии и Японии. При формировании «Движения неприсоединения» Россия, Индия и Бразилия должны стать его „каркасом“ и „ядром“.

 

В отношении Италии. Политический нейтралитет, культурные обмены, деловое сотрудничество, совместные проекты в области образования и здравоохранения.

Березин Игорь