Яндекс.Метрика
ИНТЕРВЬЮ С ЧЛЕНАМИ ГИЛЬДИИ

"У нас есть во всех наших начинаниях гиперзажигалка мозга, души и сердца"

Николас КОРО: «У нас есть во всех наших начинаниях гиперзажигалка мозга, души и сердца»

Интервью для журнала «Ассоциация PRO» (беседовала Ирина Резцова)

Николас КороМаркетинг в благотворительности стремительно набирает обороты. Мы уже стали выбирать, кому окажем помощь. Мы теперь присматриваемся к тем, кто эту помощь просит и оказывает от нашего имени.

В некотором смысле, в нашей психологии произошла революция восприятия. И называется этот процесс просто – влияние на доверие.

Чтобы выяснить, почему это происходит, мы встретились с главным куратором Исследовательского центра брендменеджмента и бренд-технологий RCB&B Группы компаний Реланд, членом Совета Гильдии маркетологов, председателем комитета по международным делам СОМАР, членом корреспондентом Академии Имиджелогии — Николасом Коро в его офисе, полном книг, коллекций и ощущения гламурного центра Москвы.

Ассоциация PRO: Вы путешествовали во многих странах. Вы всегда путешествуете, но сейчас вы решили посетить половину Европы.

Николас Коро: Нет, нет, ну что вы! На самом деле, я счастлив путешествовать, но последний раз я был в настоящем отпуске лет 10 назад. И в основном получается, что в какой-либо зарубежной командировке, связанной с поездкой к партнерам, либо защитой проекта, либо лекцией, я пытаюсь 3-5 дней такого маленького безделья, удовольствия присоединить к рабочему графику. Поэтому так получилось и сейчас. В Париже необходимо было сразу же сдать проект для французских партнеров и с новым стартовать, и запустить полевые исследования. Но, полевые исследования всегда 3-5 дней проходят, поэтому я решил, что зачем же я буду тусить в Париже, который знаю практически наизусть, и уехал в великую европейскую деревню, а именно Брюссель, где чудесно провел с друзьями это время. А уже затем вернулся вновь в Париж, была лекция в Сорбонне и обратно, обратно в Москву, потому что каждый отъезд из Москвы воспринимается почему-то постоянными клиентами, как катастрофа. Якобы я исчезаю и якобы я не вернусь. Ну, куда же я денусь? Конечно, я возвращаюсь к родным клиентам.

Ассоциация PRO: Вы как-то говорили, что наших людей за границей можно отличить по безвкусице. В чем наша безвкусица, такая особенная?

Николас Коро: Времена меняются, и вы знаете, я сейчас говорю, отмечая с удовольствием, что новое Николас Коропоколение россиян, по крайней мере, представляющих мегаполисы, практически ничем не отличается по внешним своим факторам от европейских партнеров по кластеру, если они родны по социально-демографическим характеристикам. Потому что, например, хипстер, что в Москве или Питере, что в Риме, в Вене, в Париже, в Брюсселе, в Лондоне – абсолютно ничем не отличаются. Невозможно сказать, на каком родном языке говорит тот, кто идет к тебе напротив с традиционной невнятной бородкой, зауженных шортах, рубашках,с вариативно допустимой бабочкой. На самом деле, действительно, меняются времена, меняется отношение к моде.

В России любой молодой человек, который занимается бизнесом всерьез, а не играет в бизнес, прекрасно понимает, что внешний облик – это составляющая часть good will, это составляющая часть образа компании, если угодно бренда, либо составляющая компании, если бизнесмен ассоциирует себя с компанией или представляет компанию. По-другому быть не может. Каленным железом выжжены с международного рынка контактов, скажем так, те персонажи, которые одевались как дачники-спортсмены. Исчезли комедийные персонажи в одежде, которых так любили изображать французские, английские и американские кинематографисты буквально еще 6-7 лет назад. А ведь была такая излюбленная тема: русский за рубежом в отеле, натянуты веревочки с постиранными носками и умилительными сатиновыми трусами, развешенными. Это была любимая шаржевая тема.

Сейчас этого нет. Все прекрасно понимают, что внешний облик – это не внешний облик человека и его право хорошо или плохо одеваться, а это часть бренда компании, которую он представляет. И здесь, даже если тебе это претит, ты не имеешь права быть плохо одетым. Другое дело, что до сих пор еще, вот где-то в мозжечке червячок постсоветский остался. Быть хорошо одетым – не обязательно дорого, но, увы, пока у многих представителей даже нового русского поколения средней возрастной группы быть хорошо одетым – значит, быть непременно дорого одетым.

Ассоциация PRO: На ваш взгляд, что сегодня бессмысленно рекламировать, продвигать или же делать какой-то бренд?

Николас Коро: Бренд ради бренда вообще делает бизнес бессмысленным. Потому что бренд – это не просто воздух, за который потребитель не просто платит, а переплачивает, с удовольствием совершенно осознанно идя на кошельковую жертву, и при этом, видя, что на торговых прилавках услуг или товаров есть такие же по цене, а то и гораздо дешевле марки. Осознанная кошельковая жертва опирается на неосознанный потребительский выбор. Это покупка зеркала гипер-эго покупателя, а у нас не существует некой моногруппы потребителей брендов — значит и бренда для всех существовать не может.

У каждой страты свои реперные точки восприятия того бренда, который они считают своим. Ведь бренд отличается от торговой марки всего лишь двумя вопросами: достоин этот товар или услуга меня, как я сам себя вижу, покупатель, и поднимется ли мой социальный статус в глазах окружающих, моей собственности от того, что я приобщусь к этому бренду. Бренда для всех не существует в природе. Но та волна, которая еще десять лет назад буквально захлестывала Россию — бренд ради бренда — прошла. То есть сделайте мне бренд, потому что бренд у меня должен быть, иначе меня не воспримут коллеги, будут считать лохом и лузером в бизнесе, — подход совершенно бессмысленный, потому что бренд создается не для владельца компании, бренд создается для покупателя, потому что он голосует своим кошельком. Вот и все.

Ассоциация PRO: В сторону чего направлен качественный маркетинг? Как определить, что вот это грамотная работа маркетолога, а вот это бессмысленно?

Николас Коро: Грамотная работа в брендинге – та, которая приносит прибыль. И не просто прибыль, а сверхмаржинальную прибыль владельцу этого марочного портфеля. Не существует другого определения.Николас Коро Бренд, который будут хвалить коллеги-дизайнеры, коллеги-бизнесмены, наверное, будет ласкать ухо владельца бренда никому не нужен на потребительском рынке.

Простите, но бренд реален лишь тогда, когда за него переплачивают осознанно по сравнению с аналогами покупателя. Бренд – это и есть «золотой телец» маржинальности, на который молится и владелец-производитель, и покупатель. Да, по-другому быть не может.

Бренд ради бренда бессмысленен, повторюсь. Хороший бренд лишь тот, который приносит прибыль, все остальное – чепуха. Чепуха, которая иногда может быть сделана задорого, профессионально по некоторым позициям, но совершенно выстроена мимо целевой аудитории. Бренд формально может быть сделано хорошо но мимо, это как рекламные ролики ради того, чтобы получить награду на каком-то международном фестивале. Прекрасно, смешно, замечательно, но это пшик товарный. Точно так же и в брендинге. Вообще, когда я работаю с кем-либо , особенно с какими-то новыми компаниями, то исповедую принцип трёх  «не»:

1.   Меня совершенно не интересует лично мнение владельца бизнеса, нравится ему лично или не нравится то, что получилось в результате.
2.   Меня совершенно не интересует, нравится или не нравится моим коллегам то, что сделано с их профессиональной точки зрения.
3.   Меня совершенно не интересует, нравится ли лично мне, соответствует ли моему лично вкусу то, что вышло из моей компании, направленное на потребителя. Меня интересует только одно: нравится это или не нравится тем, для кого предназначен этот продукт или услуга, за которую они должны платить деньги, то есть нравится ли он покупателю.

Ассоциация PRO: Николас, давайте поговорим про социально-ориентированный маркетинг. Вот есть раскрученные благотворительные темы, да? Можете ли вы назвать те благотворительные фонды, организации, которые можно считать брендом в социальном отношении и почему они такими стали?

Николас Коро: Многоуровневый вопрос, сложный вопрос и вопрос, который требует 100% искренности. Я попробую выдержать экзамен этого вопроса. Прежде всего, для меня социализация бизнеса не означает некую тавтологию, что, мол, бизнес и так направлен на покупателя, а покупатель – это и есть социум. Не нужно путать социум и социализацию, это разные категорийные понятия.

Социализация бизнеса демонстрирует, и покупателям в том числе, ответственность перед сверхприбылью,Николас Коро за сверхприбыль точнее, которая направлена не только на личностное обогащение, хотя это важно и это первично. Каждый бизнесмен должен стремиться стать очень богатым. Это нормально и естественно. Ради этого и совершаются бизнес-действия. Но когда страна находится в состоянии дикого первоначального капитала, никакой социальной ответственности не может быть.

Социальная ответственность может возникать только тогда, когда молодые деньги, молодые капиталы начинают работать во втором поколении, в третьем поколении, то есть тех детей, внуков, которые понимают, что быть богатым и кичиться этим – разные вещи. В мировом восприятии не принято кичиться деньгами. Старые деньги любят тишину, тактичность и корректность. Лишь молодые дикие капиталы выносят все на показ. Это всегда критерий, первые этапы развития капиталистического общества в любой стране, и Россия была не исключением.

Лишь сейчас всерьез многие капиталы задумались о социальной ответственности, потому что понимают: их сверхденьги, возможно, сложились из миллионов не очень толстых кошельков. И чтобы не вызывать отторжения, социальную ненависть, — нужно демонстрировать бизнес с человеческим лицом. Сделать это можно только одной направленностью: это меценатство, благотворительность либо интегрирование части прибыли в так называемые социальные зоны ответственности: школы, детские сады, образование для детей и сотрудников и т.д., до бесконечности.

Сложно ли реализовываться этим начинаниям в России? Архисложно. Потому что на протяжении уже 4-го созыва, начиная от нынешней Думы и назад в прошлое, закон о благотворительности и меценатстве в его нужной современной трактовке так и не был принят. Люди (бизнесмены), которые осознанно вкладывают и готовы вкладывать огромные деньги в социальную активность, в помощь тем, кто действительно реально нуждается, на самом деле, должны понимать, что это тоже часть бизнеса и на эти суммы должно идти налоговое послабление. Либо, в конце концов, не должны наказываться финорганами по формальному принципу анализа бухгалтерской деятельности за эти добрые деяния.

Потому что если проводить по нынешним бухгалтерским нормам благотворительную помощь, ну знаете, компания может разориться просто-напросто. Это неправильно, это ненормально и это демонстрирует в данном случае отставание государства, как институции, от требований времени.

Когда в стране прекращают бороться с богатыми, а начинают бороться с бедностью, при этом понимая, Николас Корочто быть состоятельным – это норма, тогда страна из государства чиновников, становится государством граждан. Возможность обеспечить себя, свою семью и своих детей – это норма для любого современного человека-гражданина, так должно быть. Это тоже пока демонстрирует, что Россия как государство, как институция, отстает от требований времени. Не секрет, что до сих пор молоденькие лейтенанты, гаишники, участковые искренне считают, что деньги им платит министерство, а не те люди, ради которых они должны работать, служить и защищать. Увы, это чудовищное искажение смысла социальной ответственности и министерством в том числе, постольку-поскольку не отражает их ответственность, в том числе и перед бизнесом. Потому что бизнес – это каждый человек, который занимается делом, платит налоги и получает прибыль.

Но когда мы говорим о том, что некий благотворительный фонд сам становится брендом – увы, есть такие примеры, и мне становится чуть-чуть страшно, потому что я понимаю, как специалист, знающий изнутри, как делаются бренды и для чего, понимаю, что это «ж-ж-ж-ж» неспроста, цитируя диалог Пятачка и Винни-Пуха в пересказе Заходера. Все дело в том, что здесь у этого жужащего фонда есть какая-либо сверхзадача помимо благополучия необеспеченных, и я не очень верю этому фонду. И, увы, те скандалы, которые рано или поздно случаются с такими фондами, показывают, что я прав, потому что скандал случается с нарочито брендированными фондами.

Иное дело, когда фонд возглавляет какой-либо известный человек. Он сам по себе является брендом, одушевленным брендом и в этом нет ничего дурного. Известные бизнесмены, актеры, консалтеры, политики имеют благотворительные фонды, которые они патронируют или возглавляют, но поверьте, здесь их имена функционируют не для того, чтобы сделать известным бренд, а для того, чтобы фонд выполнил свою единственную функцию – помощи. Не надо путать брендированные фонды, которые сделаны для зарабатывания денег, для бизнеса и те благотворительные фонды, где известные люди своим примером, своим авторитетом, своей известностью и в свое свободное от работы время отдаются реализации очень человеческой задачи, привлекая к этому в первую очередь, конечно же, бизнесменов, потому что фонды не имеют права зарабатывать деньги. Фонды должны направлять все приходящие к ним деньги на нужды тех ради кого с благой целью и создавался Фонд

Я это говорю совершенно ответственно, потому что я с друзьями, известными юристами, продюсерами, бизнесменами, мы учредили, создали свой благотворительный фонд «Дети — Детям» для того, чтобы каждый известный в своем поле деятельности мог реализовать идеи благотворительности. Но Николас Коромы в отличие от многих фондов не собираем деньги, мы реализуем желания бизнесменов видеть итоговую реализацию благотворительной акции и направляем их капиталы на конечный результат. Не через собственные банковские счета, на которые приходят добровольные пожертвования, а через прямых подрядчиков производителей чтобы всё было прозрачно и без лукавых схем. Более того — мы не платим зарплат сотрудникам, потому что это принцип нашего фонда „Дети — Детям“ — помогай не за зарплату. И мы до сих пор не верим,если честно, что все, что мы задумали, реализуется. И мы слишком хорошо понимаем, что многие из бизнеса не расстаются с деньгами, не тратят их на благотворительность не потому, что не хотят, а потому что понимают, что их потом могут наказать налоговым рублем. И поэтому вся наша деятельность направлена на конкретные имена конкретных ребятишек, на конкретные больницы, на конкретные интернаты, на конкретные акции. Нам есть чем гордиться- и нашими акциями и тем, что у нас огромное количество друзей и партнеров, которые реализуют наши идеи, наши начинания в благотворительной сфере.

Ассоциация PRO: Николас, поделитесь последними новостями фонда.

Николас Коро: Ну, вот самое последнее – впервые в России институт, высшее учебное заведение с достаточно дорогим образованием, как Останкинский институт телевидения и радиовещания, поддержал нашу программу и на всех своих факультетах выделил бесплатные места на получение полного высшего образования ребятишкам из московских интернатов выпускникам (конечно, которые прошли творческий экзамен). Бесплатно. Бесплатно! Дети получили шанс осуществить мечту – получить высшее образование журналиста, продюсера, специалиста в области рекламы, звукорежиссера, режиссера телевидения и кино. То как приняли нашу идею в ректорате Останкинского института телевидения и радиовещания у меня до сих пор в памяти — умудренные опытом, закаленные в академических боях, авторитетные люди — Марина Юрьевна, Гасан Абдулкеримович — плакали, когда читали личные дела ребят.

А вот еще готовящаяся акция, та за которую мы держим кулаки, и мы надеемся, что 50 человек, фактически это 10 ребятишек прикованных к коляскам, со своими семьями в сопровождении педагогов, спортсменов, звезд эстрады, волонтеров отправятся на один из роскошных мировых курортов, с реабилитационной программой отдыха. Дети смогут увидеть мир, и у них появится надежда, даже не надежда, а уверенность, что мир и за пределами квартир прекрасен, а не пугающий. Это большая и трудоемкая акция была бы невозможна без помощи наших друзей из Группы Револд и Европейской Юридической службы. Не останавливаем проект по созданию детских игровых комнат, где партнеры фонда — тренинговая компания Маяк. Те детские игровые комнаты, которые мы создаем в детских больницах важны, не потому что у больниц нет денег, денег выделяется достаточно и правительством Москвы, и государством, но главврачи не имеют права по закону тратить их на комнаты развлечений, а ведь речь идет о детских клиниках. О детских! Там дети живут! И когда сначала в Морозовской клинике, а затем в Измайловской детской клинике, когда мы открыли вместе с волонтерами, с нашими друзьями, с бизнесменами досугово-обучающие, не просто комнаты, а фактически центр с роскошными библиотеками, телевизорами, аудиосистемами, потрясающими игрушками, которые компания «Детский мир» буквально завалила игрушками, а компания „Комус“ красками, карандашами, альбомами, то сам проект превратился во что-то особенное и я называя сейчас имена компаний и людей не рекламирую их, а благодарю за щедрость и поддержку!

Так хочется всех поблагодарить и найти добрые слова…Вот к примеру -  компания «Асептика», наши добрые друзья, которые обеспечивают и детей, и педагогов, и медицинских работников, и семьи детей огромными, на год вперед наборами асептическими, на которые родители не тратят деньги. Это чего-то стоит? Конечно! Они просят рекламировать их? Нет! Они говорят: „Да что вы, ребята!“ Это прекрасная идея, нам нравится, вы здорово делаете. Делайте, мы поможем, чем можем.

Ассоциация PRO: Николас, а все-таки вот вы хорошо затронули про сбор денег. В один магазин идут, в другой – нет, в одну парикмахерскую тоже идут, в другую – нет…

Николас Коро: А потому что, мы с вами говорили, что бренд, он не только товарный, он может быть и услуговый. Магазин, салон, супермаркет – это тоже бренды. Бренды. Ведь мы, покупая что-либо у них на полке, на самом деле, оплачиваем и услугу этого магазина.

Ассоциация PRO: Если говорить про детей, про сбор средств. Почему, допустим, на одни цели (необязательно на операцию, ну может быть, и на операцию) деньги с удовольствием дают, но на другие цели – нет. Допустим, тот же проект Planeta.ru, замечательный проект, но на одни начинания, инициативы деньги с удовольствием собираются, на другие – нет. В чем суть?

Николас Коро: Я не в праве себе позволить комментировать их деятельность, и я хотел бы по понятным причинам уклониться от ответа обсуждения конкретного ресурса, который вы назвали, потому что могу говорить только о тех проектах в которых принимаю участие лично. Не о каждой цели можно говорить одинаково. Нет сверхзадачи напугать дарящего, жертвователя, что иногда делается. Есть задача обратиться так к человеку, теми словесными коммуникациями, тем визуальным инструментом, чтобы затронуть не просто его кошелек, а определенный участок его души и мозга.

Все дело в том, что именно так и выстраиваются бренды. Бренды, даже если их можно пощупать или можно увидеть как магазин и салон, на самом деле, это продажа эмоций. Эмоций. Мы готовы безрассудно тратиться на эмоциональные удовольствия. И тот человек, который дарит деньги на что-то , он их тоже вытаскивает из своего кошелька. Неважно, из своего личного или компании. Но он тоже от себя это дает. И если он чувствует при этом, после того как дал от себя, испуганным или застыженным, в следующий раз не даст. Если кто-либо покупает товар на полке, который нахально говорит о том, что: вот мы каждую копеечку от рубля тратим на благородные цели и ты, сволочь, если ты нас не купишь, возможно, один раз купит, второй раз не будет подходить к этой полке, чтобы не ставить себя в неловкое положение.

Любой бренд зиждется на человеческих пороках: лень, жадность, себялюбие и страх. Абсолютно любой реальный бренд, если поскрести глянцевую, копирайтерскую, дизайнерскую или иную оболочку и снять её, фундаментальной продажной силой будет либо лень человека, либо жадность, либо себялюбие, либо страх. Опираясь на любой из этих продающих пороков, можно продать все, что угодно.

Но! Ведь бренд подразумевает не просто лояльность, а влюбленность человека, горделивую влюбленность отождествления с собой этой марки. И чтобы эта покупка не была одноразовой, чтобы это был не флирт, курортный роман, а чтобы это была крепкая семейная или иная форма романтической связи долговременной, бренд обязан обладать конкурентоспособным качеством. Shit, назовем английский термин, памятуя о законе, используя определенные термины в средствах массовой информации, Shit в эффектной упаковке продать можно один, ну максимум два раза, но на этом все. История этого псевдобренда закончится. Потому что никому не нужно отождествлять себя с дерьмом, даже если мы не с первой, а со второй покупки поняли, что нас надули и купили мы, на самом деле, дерьмо, разукрашенное блестками. Бренд не терпит лжи, бренд – это искренняя продажа, опирающаяся пусть и на пороки человеческие, потому что мы – люди, мы порочные существа по большому счету.

Именно поэтому в раю ничего не продают, потому что там чистые непорочные души, а на земле… Да, давайте будем объективны. Мы любим поесть, мы любим себя, мы любим красиво себя подать, при этом мы не любим что-нибудь делать. Самыми успешными были, есть и будут… таблетки, которых можно много съесть, чтобы насытиться и похудеть. Неслучайно лейблы, которые на заре XX-го века прятались где-то внутри, во второй половине ХХ-го века стали вылезать наружу. Лейблы, которые говорили о портном, о фабрике, о компании, стали вылезать наружу, потому что человек – эгоцентричное самолюбивое существо, которому хочется всем издалека показать: а вы знаете, сколько денег я потратил на эту вещь?

Для этого и нужен лейбл наружу, а какой он будет D&G, DKNY, CK, AJ – да все равно, хотя это так странно, ведь если мы носим на себе рекламу, предназначенную для всех – на груди, на мягкой точке, – то по идее, это нам должны приплачивать, но все получается наоборот. Как только на 3-х долларовую коттоновую майку на груди мы пишем аббревиатуру, созданную из тех имен, именитых дизайнеров, которых мы можем перечислять до бесконечности, то почему-то себестоимость с точки зрения фэшн-бизнеса этого изделия подскакивает ровно в 10 раз от реальной себестоимости и начинает расти. Странные существа люди, эгоцентричные, но в этом вся их прелесть.

Ассоциация PRO: Николас, Вы, наверное, обратили внимание, что в Москве в основном и в других крупных городах появился какой-то ажиотаж в отношении людей с инвалидностью. То есть появилось очень много социальных роликов, появились билборды. Все на эту тему. Вы, как профессионал, как вы оцениваете способы подачи идей об инвалидности?

Николас Коро: По-разному. Все зависит не только от чувства меры и таланта дизайнера или режиссера. Николас КороЗачастую здесь ошибки в том, что, опять же, делают для того, чтобы отметиться, засветиться в какой-нибудь программе, либо прогнуться перед властью. Задача у этих роликов, у этих билбордов одна: люди, будьте человечны, идите к нам, мы поможем тем-то и тем-то определенной категории людей или определенным людям.

Конечно, каждой компании хочется, чтобы их «погладили по головке» и в этом ключе это реклама компании, которая стала инициатором. В этом нет ничего плохого. Я готов размахивать флагом с логотипом группы компаний „Револд“ только за то, что они в „Крокус-Сити“ собирают 5 тысяч своих сотрудников в сентябре, чтобы отправить несколько десяткой семей, детей-инвалидов на суперкомфортабельный отдых. Да, я готов на перекрестке выкрикивать имена тех компаний, как „Асептика“, „Детский Мир“, „Комус“, Тороговый Дом Петровский, Национальная Торговая Ассоциация и многих многих многих, которые берут на себя такую ответственность, неподъемную, тяжелейшую и очень дорогую. Но все зависит, действительно, от чувства меры и вкуса.

И когда я вижу ролик, который останавливает меня и у меня только один вопрос: где записать номер телефона, чтобы позвонить и помочь. Значит, этот ролик сыграл. Если я вижу лейбл некоммерческих компаний, какой-либо плакат, на котором где-то как-то ты продираешься сквозь коммерческую суть, ты понимаешь, что вроде бы это какое-то благотворительное мероприятие, либо какое-то глянцево-благотворительное мероприятие. Даже если у меня приглашение лежит на столе, я туда не пойду, потому что я боюсь, входя на это мероприятие или выходя, случайно увидеть свое отражение в зеркале и я боюсь, что мне может быть стыдно за то, что я пришел на глянцевидную тусовку под соусом благотворительности. Я не хочу перестать уважать себя.

Ассоциация PRO: Николас, хотелось бы попросить у вас совета для других людей, которые занимаются вот продвигают тему инвалидности через рекламу, через пиар. Что нужно или как нужно рекламировать и говорить про этих людей, чтобы получалось ненавязчиво?

Николас Коро: Все по Оскару Уайльду. Оскар Уайльд, великий острослов всех времен и народов, когда-то подарил из многих сотен шедевральных фраз одну, которая сейчас мне почему-то пришла в голову, когда вы задали вопрос. Звучит она так: «Все роли в театре жизни уже розданы. Не старайтесь играть кого-нибудь, кроме самого себя». И когда мы говорим о тех предложениях… Ну, многие компании и большие, и маленькие получают, наверняка, десятками предложений за год: станьте нашим основным партнером, станьте благотворительным партнером, станьте партнером по воде, по пряникам, по блинам, по чему угодно.

Компания должна понимать: если вы дадите денег, это не значит, что вы откупились от заговорившей у вас совести. Нет. Если вы даете туда деньги, то вы можете это сделать в двух видах: либо тайком, чтобы просто помочь, либо открыто, но для того, чтобы ваш покупатель, ваш потребитель чувствовал свою сопричастность, что это не генеральный директор из своего кармана заплатил и его за это рекламируют. Нет. Социально адаптированная реклама вашего коммерческого участия, партнерского участия должна быть для конечного потребителя. Он должен понимать то, что я, покупая этот продукт, внес свою лепту в то благородное дело, о котором мне провозгласила афиша и ролик.

Поверьте, это не просто благородная идея – пожертвовать куда-то деньги, поучаствовать своими продуктами, товаром, укрепить лояльность ваших покупателей. Мир настолько взаимоувязан, что если вы полагаете, что вы из бизнеса своего даете деньги и жертвуете на что-либо – ваше право просить либо рекламировать, либо не рекламировать. Но если вы делаете от лица бренда, вы должны понимать, вы уже не от своего имени участвуете в благотворительной идее, акции, а от лица покупателей и здесь ложная стыдливость – это преступление перед твоим покупателем, потому что это он оплатил рекламное участие и он хочет этим гордиться.

Ассоциация PRO: Спасибо Вам большое.

Николас Коро: Это Вам огромное огромное спасибо!


Николас Коро


Коро Николас