Гильдия
Маркетологов
некоммерческое партнёрство
«Вместе мы
можем больше»

Интервью члена Совета Гильдии Николая Григорьева ФАН

«Мир впереди ждут страшные десять лет»

Член Совета Гильдии Маркетологов Николай Григорьев рассказал в интервью Федеральному Агентству Новостей (ФАН) о том, что происходит в мировой экономике и на чем будет основан новый миропорядок.

https://riafan.ru/23741972-marketolog_grigor_ev_mir_vperedi_zhdut_strashnie_desyat_let
09 ноября 2022 20:33

Григорьев Николай

С началом специальной военной операции России на Украине ряд западных компаний заявил о своем уходе с российского рынка. Это открыло новые возможности для отечественных предпринимателей. Однако все больше экспертов указывают на то, что подобные шаги иностранных брендов представляют собой лишь часть более масштабных процессов, разворачивающихся в мире в настоящий момент.

Что на самом деле происходит сегодня в мировой экономике и как на это повлияла спецоперация? Каким мир станет в обозримом будущем и когда ждать этих преобразований?         На чем будет зиждиться новый миропорядок? Своим мнением по этим и другим вопросам в интервью ФАН поделился маркетолог Николай Григорьев.

— Николай Иванович, одни западные компании заявили об уходе из России, другие остаются. Что это означает для нашей страны и самих иностранных брендов?

— Мир проходит глобальную трансформацию. Подчеркиваю, не Россия, не Украина, не Восточная Европа, а мир в целом. О том, что это происходит, человечество знало примерно с начала 1970-х годов. Тогда появился первый доклад Римскому клубу, который назвался «Пределы роста». В то время как раз происходила отмена золотого стандарта, был написан доклад „Кризис демократии“ для таинственной Трехсторонней комиссии. В итоге змея сама укусила себя за хвост и мир услышал очередной доклад Римскому клубу, который назывался „Come On! Капитализм, близорукость, население и разрушение планеты“. Прямым текстом было сказано, что такая модель буржуазно-капиталистического модерна, требующая постоянного расширения, завершена. Расширение рынков, использование сырьевой базы — все завершено. Расширяться больше некуда по всем параметрам. Казалось бы, к примеру, дайте ей денег, и она добавит вам рынки. Однако дело в том, что энергопотребление среднего американца в 60 раз превышает энергопотребление среднего афганца, в 30-40 среднего африканца. Вдруг выяснилось, что невозможно обеспечить всех желающих тем же количеством миксеров, тостеров, телевизоров, автомобилей. Просто биосфера Земли и имеющееся у нас количество природных ресурсов этого не позволяют. Тогда возникла концепция „дероста“, не роста. Капитал, как самовоспроизводящаяся возрастающая стоимость, невозможен без роста. Он построен на этом. Стало понятно, что подобного роста нет и уже не будет, а конкурентов становится все больше и больше. Раньше в этой гонке участвовали развитые страны Запада, еще Япония, Южная Корея. Сейчас же в эту конкурентную борьбу влились полтора миллиарда китайцев, на подходе полтора миллиарда индусов. Многие другие страны тоже сказали: „Мы тоже хотим так жить“. Благополучие Запада было построено на неэквивалентном обмене. Имея мировое доминирование во главе с гегемоном в лице США, такой обмен можно было себе обеспечить. Америка стала гегемоном после Второй Мировой войны. Тогда на их долю приходилось почти 40% мирового ВВП, у нее был самый большой золотой запас в мире и не пострадавшая от боевых действий экономика. В Европе же экономика была разрушена, в СССР во многом разрушена. В США она очень сильно поднялась на военных заказах. Туда одновременно переехало большое количество интеллектуалов. Сначала это были те, кто бежал от Адольфа Гитлера. После 1945 Америка забрала себе достаточно большое количество интеллектуалов, которые работали на Гитлера, вроде известного Вернера фон Брауна и его коллектива, создавшего Соединенным Штатам космическую программу. Теперь же мы видим, как доля США в мировом ВВП упала с 40 до 20%, примерно. Страна претерпела существенную деиндустриализацию, в ходе выноса производств в страны с более дешевой рабочей силой. Эти государства окрепли. В итоге мы видим, что Вашингтон более не в состоянии осуществлять свою гегемонию.

 

— В таком случае, чем чревата нынешняя потеря Вашингтоном своих лидерских позиций в мире? Чего ждать дальше?

— Мир перестал быть однополярным. Для нас однополярность может быть неприятной вещью, но с точки зрения организации порядка, это достаточно неплохо. По крайней мере есть какая-то точка, где определяют мировой порядок. Когда же гегемон уходит со сцены, мировой порядок распадается. Уже другие участники начинают формировать определенные зоны своего влияния, так называемые макрорегионы, и пытаются наводить там свои порядки. Однако поскольку эти зоны пока еще не состоялись и там есть достаточно много спорных участков, на которые претендуют разные игроки, это связано с мощной борьбой, пример которой мы сейчас и наблюдаем. Владимир Путин в своем выступлении на пленарной сессии ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай» сказал, что следующие десять лет будут чрезвычайно сложными. Он политик и обязан говорить очень корректными выражениями. Я могу сказать, что они будут страшными. Остается дождаться, когда противоречия переплывут через Атлантику и проявятся в отсиживающихся „за лужей“ Соединенных Штатах.

 

— Нередко доводилось слышать предостережения экспертов о том, что США неминуемо движутся к гражданской войне, в том числе и по причине политического раскола в обществе. Вы согласны таким мнением?

— Безусловно, у них есть очень серьезные расовые проблемы, которые были заложены в свое время и проявились благодаря Black Lives Matter и так далее. У них очень серьезная проблема с латинизацией с Юга: в Мексике до сих пор помнят, кому принадлежит Калифорния, Флорида и Техас. Испанский язык там раньше считался вторым, а теперь может быть и первый. Мексиканцам не нравится, что их страна — задний двор США. Вне всякого сомнения, там тоже что-то начнется.

 

— Президент, здоровающийся с воздухом, также не способствует стабилизации обстановки в американском обществе?

— Это не имеет никакого значения. Это классическое представление россиян о ключевой роли первого лица. В политической системе Соединенных Штатов этот пост может занимать кто угодно, в прямом смысле этого слова.

 

— Продолжая тему разгорающихся конфликтов в мире, хочу спросить о недавнем скандале вокруг визита нынешнего спикера палаты представителей Нэнси Пелоси на Тайвань. Это очередная попытка Вашингтона дестабилизировать ситуацию в регионе?

— У Китая тоже есть некоторое окно возможностей. Есть прогнозы крупнейших международных структур о том, что уже к 2030 году ВВП Китая в номинале достигнет 42 триллиона [долларов] и в полтора раза обойдет этот показатель в США. Вашингтон должен попытаться предпринять что-нибудь антикитайское. Для Пекина же возможность заполучить кластер микроэлектроники на Тайване обеспечит мощнейший рывок в будущее, он ракетой улетит от остальных конкурентов. Устроить в Китае какие-то волнения — задача Вашингтона. Как мы видим, «команданте» Си Цзиньпин на съезде разгромил „комсомольцев“. Демонстративно, с выводом одного из лидеров из президиума. Китай занимается внутренним сплочением, если угодно — чистками. Вопрос ведь не в том, чтобы ставить к стенке, а в том, чтобы, например, вывести из президиума, публично показать, что оппозиционной группы „комсомольцев“ больше не существует. Если вы посмотрите на новый состав политбюро, вы увидите, что там все — люди Си. Происходит мощнейшая консолидация власти, и не просто так. Китай готовится к решительным действиям. Кто-то считает, что китайцы не склонны к решительным действиям, у них другая культура. Они могут быть не склонны к чему угодно, однако, есть исторический процесс, внутри него есть экономические и политические, военно-политические процессы. Они заставят Пекин действовать, иначе он проиграет. Для Америки, это, конечно же, стало бы чудесным спасением. Кстати, о Тайване, интересно, будут ли американцы пытаться эвакуировать оттуда производства и специалистов: „Забирай остров, Пекин, но только без микроэлектроники“. США, например, заставили TSMC начать строить колоссальную фабрику в Калифорнии.

 

— На ваш взгляд, в настоящий момент основное внимание Вашингтона все же сосредоточено не на отношениях с Пекином, а на ходе спецоперации России на Украине?

— У нас почему-то считают, что США косвенно воюют с Россией. Лично я считаю, что Вашингтон воюет с Германией, если чуть шире, с европейским старым ядром. Посмотрите, за несколько месяцев США высосали из Западной Европы порядка полутора триллионов долларов, открыто предлагают немецким высокотехнологичным компаниям переезжать в Америку. Недавно я увидел программу штата Луизиана, посвященную созданию мощных центров, куда приглашают немецкие и французские высокотехнологичные компании. Им обещают быструю регистрацию, все возможные налоговые послабления от штата, кредиты. Они выскабливают из Западной Европы сейчас все, что можно. Прошу заметить, параллельно Запад создает структуру под названием AUKUS. Это — макрорегион, причем немаленький. Кто больше всего страдает? ФРГ! Там закрываются заводы, встает машиностроение. Там катастрофа. При этом их политическое руководство, вернее, на мой взгляд, агентура англосаксов, просто уничтожает Германию. Россия-то все переживет. У нас есть все базовые ресурсы, а что будет с Германией я вообще не понимаю. Этот какой-то исторический суицид. Европу выключают из конкурентной борьбы, а она на это послушной идет, как баран на убой.

 

— Трудно представить, что США та оперативно сориентировались в обстановке. Больше похоже, что это результат продуманной стратегии, верно?

— Конечно же, Вашингтон это планировал. Современные европейские политические элиты не идут ни в какое сравнение с Гельмутом Колем или Герхардом Шредером. У меня нет приличных слов для этой публики. Страшно смотреть, как агентура, внедренная в политическую элиту якобы страны-союзника по НАТО, уничтожает это государство.

 

— Действительно, может сложиться такое впечатление. Однако как возможно осуществить подобное внедрение, скажем так, агентуры?

— Как это делалось всегда. Видите какого-нибудь способного студента — пригласите его к себе на какую-нибудь стипендию. Потом вербуете его. Дальше начинаете двигать его по карьерной лестнице. Эммануэль Макрон, например, поработал у Ротшильдов, разве плохо? Хорошая строчка в резюме. Кристин Лагард сразу после американского университета поместили в крупнейшую американскую же международную юридическую компанию Baker & McKenzie. Там ее провели по всем позициям до руководителя европейского отделения Baker & McKenzie. Когда этот человек начинает заниматься политической деятельностью, он уже имеет внушительное резюме.

 

— Ваши слова о нарастающем числе очагов напряженности по всему миру напоминают о заявлениях отдельных экспертов, предсказывающих в обозримом будущем гибель большой части населения планеты по причине голода, катаклизмов. Вы склоняетесь к тому же мнению?

— Такие «прогнозы» по части желтой прессы. Для самых элитных элит, разумеется, не в виде какого-то секретного клуба, где собираются по ночам и строят коварные планы, а в виде лиц, обладающих соответствующим политическим и иным контролем, сокращение населения Земли — основополагающая задача. Где-то неделю назад выступил автор первого доклада Римскому клубу Деннис Медоуз. Он прямым текстом сказал: „Население Земли должно составлять один, максимум два миллиарда человек“. Это интересный симптом. Теперь о „желтизне“. Какими способами это будут делать, уж не знаю. Скажу так, будут пытаться. Получится ли, зависит от всего человечества: как на это посмотрят индусы, бразильцы, индонезийцы. Они не собираются сокращаться, и что получится — очередной конфликт. Он не будет локализован, будет носить сетевой характер: его куски будут вспыхивать в самых разных точках, в самое разное время.

 

— Когда же это может начаться, на ваш взгляд?

— Это происходит прямо сейчас. То, что происходит в рамках СВО — всего лишь один из элементов происходящего всемирного кризиса. Борьба идет не за Украину, и даже не за Россию. Борьба идет за будущее. Мы с вами сейчас являемся свидетелями борьбы за будущее, как оно будет выглядеть, как человечество будет жить уже через, условно, десять лет. Все будет происходить достаточно быстро: времени нет, ресурсный кризис достаточно серьезный. По крайней мере к 2035 году у всех уже должно быть понимание раскладов: кто где живет, кто к кому лезет, кто какие порядки у себя устанавливает, и главное, как в рамках нового мирового порядка будет обеспечена полностью разрушенная на данный момент мировая система безопасности. Она была в двуполярном мире, потом обеспечивалась однополярной гегемонией. Сейчас ее попросту не существует, а мир не может жить без международной безопасности, международного права.

 

— Какие же вызовы стоят перед нашей страной, по вашему мнению, учитывая масштаб перечисленных вами процессов?

— Наша задача простая — обеспечить безопасность и суверенитет Российской Федерации и достойное место в новом мировом порядке. Не для того наши предки строили такую страну, чтобы становиться сырьевой периферией. Мы хотим быть центром своего макрорегиона. Современна система разделения труда и поддержание технологий соответствующего уровня требует хотя бы 500 миллионов населения. Я сейчас не говорю про такие страны как Китай и Индия, где уже готовы внутренние рынки. Для того чтобы развитие микроэлектроники имело смысл, вам, например, необходимо ежегодно продавать, грубо говоря, 100 миллионов смартфонов. Тогда затраты окупаются. Для того чтобы поддерживать фундаментальную науку, вам нужно иметь определенное количество вузов. На их содержание также нужна экономика определенного размера. Не может Латвия или Люксембург содержать определенное количество научно-исследовательских институтов: они слишком маленькие для этого. Нам же нужен большой макрорегион. Соответственно, мы должны сделать миру предложение и уже это сделали. Снова отсылаю всех к выступлению Владимира Владимировича на пленарной сессии ежегодного заседания Международного дискуссионного клуба «Валдай». Это очень ценное выступление, я его с карандашиком читал. Он сказал, что мы выступаем за анти-неоколониализм, за отказ от неэквивалентных обменов. Мы хотим, чтобы страны могли жить, исходя из своих представлений о том, какой должна быть жизнь. Он разъясняет значение слова — традиция. Цитирую почти дословно: „традиция — не фиксированный набор постулатов. Это то, что вам передали предшествующие поколения“. Владимир Владимирович сказал, что Россия не претендует на новую гегемонию. Если совсем по-простому: не учите нас жить, и мы вас не будем. Это единственный конструктивный вариант жизни в обществе, где нет единоличного гегемона. Наша задача продолжать формулировать предложения другим странам. Они на нас смотрят. Представляете, вчера в Конго прошла демонстрация с призывом: „Россия введи войска!“ Они видят в нас лидера борьбы с колониализмом.

Сертификация маркетологов
Российской Федерации
Вступите в Гильдию маркетологов и подтвердите свой статус эксперта в маркетинге
Кавалеры Ордена
«за заслуги в маркетинге»
Гильдия Маркетологов награждает Отличительным орденским знаком «За заслуги в маркетинге» за высокий уровень профессионализма в сфере маркетинга, признанный Гильдией Маркетологов.
Александр Панкрухин
Сайт основателя Гильдии
Сайт, посвященный наследию основателя Гильдии Александра Панкрухина
Полезная рассылка
Гильдии Маркетологов
Нажимая кнопку «Подписаться», я даю своё согласие Некоммерческому партнёрству «Гильдия Маркетологов» на обработку моих персональных данных, в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006 года №152-ФЗ «О персональных данных», на условиях и для целей, определенных «Политикой конфиденциальности»
2023 © Некоммерческое партнёрство «Гильдия Маркетологов»
Все права защищены