Яндекс.Метрика
ПУБЛИКАЦИИ

Любое место — рабочее, или Заоблачный облачный маркетинг

Любое место — рабочее, или Заоблачный облачный маркетинг


Об авторе

Александр Воробьев — директор по развитию BrandMaker-Russia. Член Гильдии Маркетологов.

 

 

Когда я рассказываю знакомым, над каким проектом сейчас тружусь, как выстроен рабочий процесс в компании, многие удивленно покачивают головами. Хотя, казалось бы, чему удивляться?

У нас два офиса — в Москве и Новосибирске. Москва — наш фронт, Новосибирск — бэк. Вся поддержка и обслуживание осуществляется дистанционно из наукоемкого Новосибирска. Столичный офис несет на себе представительские функции и функции сопровождения клиентов. При этом расстояние в три с половиной тысячи километров не мешает нам чувствовать себя единой командой.

Да, взаимодействуем в основном дистанционно, но не ощущаем в связи с этим никаких сложностей. Для общих совещаний и отдельных переговоров используем Skype. Планирование и отчетность — в общей программе-планировщике, размещенной на веб-ресурсе и доступной для всех сотрудников через обычный браузер. Бумажных распечаток практически не используем. Вся документация и рабочие материалы — на этом же ресурсе. Просмотр документов, редактирование, согласование — опять же через него. Собственно, это все модули системы BrandMaker, продвижением которой мы и занимаемся. Не хочется быть «сапожниками без сапог».

В бэк-офисе распорядок дня для сотрудников довольно свободный. Если в какой-то день человеку удобнее прийти попозже и уйти попозже — это его дело. Никто не будет караулить с секундомером — отсидел ли ты сегодня положенные «с 9 до 18» или нет. Объемы, сроки работы, ключевые показатели эффективности для каждого сотрудника определяются заранее, и ход реализации каждого проекта отображается в веб-планировщике в режиме реального времени. Все предельно ясно и прозрачно.

Дальше — больше. Часть наших сотрудников приезжает в офис всего пару раз в неделю, остальное время работает из дома. Потому что дома каждый точно так же может зайти под своим логином и паролем в систему и получить доступ ко всем нужным документам, а с коллегами связаться через Skype или по телефону.

В целом — ничего сверхъестественного по нынешним временам, особенно если сравнивать с зарубежными конторами.

Мне вообще нравится пример офисов Ernst&Young, одного из наших клиентов в Европе. Там почти не осталось рабочих столов, закрепленных за конкретными сотрудниками. Любой может прийти, занять свободный компьютер, войти под своим паролем в систему и начать работать. Эта система начала вводиться после того, как в компании подсчитали, что более 60% рабочих компьютеров не используется в течение дня из-за того, что тот или иной сотрудник отлучился, уехал на встречу, участвует в совещании или вовсе в отпуске или на больничном.

Сейчас зарубежные компании все больше склоняются к концепции «гибкого рабочего места». Во-первых, для оптимизации затрат на оборудование и на аренду помещений. А во-вторых, меняется само понимание рабочего места. Для людей многих профессий вообще больше необязательно быть привязанным к определенной географической точке для того, чтобы осуществлять свою деятельность. И возможность для этого есть – так называемые облачные технологии. Или просто — облако.

Концепция разрозненного хранения данных неминуемо канет в Лету, и это понятно всем. Сейчас только ленивый не смотрит в сторону Cloud — это и модно, и прозрачно, и сулит экономию. В общем, это резонно!

Именно поэтому «облачные» MRM-решения (Marketing Resource Management) на Западе уже получили широкое развитие, они продвигаются параллельно с решениями класса CRM. В России же CRM еще худо-бедно развиваются, а вот облачные технологии для маркетинга практически неизвестны даже в кругу специалистов самого высокого уровня.

Вопрос: почему? В ходе переговоров с клиентами я на эту тему я уже послушал множество ответов, но четкой картинки у меня так и не сложилось.

А как думаете вы? Почему развитие MRM в России так запаздывает по сравнению с той же Европой? Каковы причины? Технические? Экономические? Законодательные? Может, просто банальная инертность мышления?

 

Воробьев Александр