Яндекс.Метрика
ПУБЛИКАЦИИ

Доходы растут медленнее цен

Игорь Березин
Партнер консалтинговой компании Semperia M&S ()
Президент Гильдии Маркетологов (www.marketologi.ru)
Член Совета Директоров исследовательского холдинга Romir (8-903-788-3343)

В октябре 2008-го года исследовательский холдинг Ромир провел общенациональный опрос на тему изменения доходов, расходов, сбережений и потребления россиян. В опросе приняли участие 1,5 тысячи респеондентов, проживающих в городах и сельской местности семи федеральных округов. Допустимая погрешность данных составляет 4 процентных пункта.

Изменение доходов

Сначала респондентам был задан простой вопрос о том, как изменились доходы их семей за последние 12 месяцев.

Более половины участников исследования (57%) заявили, что доходы их семей не изменились. У четверти опрошенных (26%) доходы возросли, а у каждой шестой семьи (17%) – снизились.

Диаграмма 1. Изменение доходов за последние 12 месяцев.

Среди граждан, проживающих в мегаполисах с населением более миллиона жителей только 20% отметили рост своих доходов за последний год; а среди проживающих в сельской местности в полтора раза больше – 30%. А вот доля тех, у кого доходы снижались одинакова по всем типам населенных пунктов.

С возрастом (после 35 лет) снижается доля тех, у кого доходы растут и увеличивается те, у кого они снижаются – см. Диаграмму 2.

На дальнем Востоке только 14% опрошенных отметили рост доходов и 18% их снижение. В Центральном и Северо-Западном округах рост доходов отметили только 20% участников опроса. В остальных четырех округах – около 30%. Самая высокая доля отмечавших снижение доходов наблюдалась в Уральском (24%) и ЦФО (22%).

Среди одиноких граждан рост доходов отметили менее 20%, среди семейных – 25-29%.

Диаграмма 2. Изменение доходов в зависимости от возраста.

С ростом уровня достигнутого дохода растет и доля тех, у кого доход за последние 12 месяцев вырос; и снижается доля тех, у кого он снизился – см. Диаграмму 3.

Диаграмма 3. Изменение доходов в зависимости от уровня дохода.

Затем был задан уточняющий вопрос о соотношении роста доходов и цен. И только 2% опрошенных заявили, что их доходы росли быстрее, чем цены. У 18% доходы росли примерно также как цены. У 44% рост доходов отставал от роста цен. Но, все же, доходы росли. У 24% доходы не росли, но и не снижались. И только 12% респондентов заявили о снижении номинального уровня доходов – см. Диаграмму 4.

Нетрудно заметить существенное расхождение между распределением ответов на два предложенных вопроса. Очевидно, эта разница объясняется тем, что отвечая на прямой вопрос об изменении доходов, многие респонденты сразу делают поправку на инфляцию.

Лучше обстоят дела в крупных городах, с населением от 500 тысяч до миллиона жителей. Там у 6% респондентов рост доходов опережает рост цен, у 27% доходы растут такими же (высокими) темпами, что и цены, и только у 6% доходы снижаются в номинальном выражении. Существенно хуже ситуация в городах от 100 до 500 тысяч жителей и в сельской местности, где доли тех у кого доходы не отстают от инфляции составляют около 15%; и доля тех у кого доходы снижаются также составляет 15%.

Динамика доходов сравнительно с инфляцией немного лучше у граждан моложе 35 лет, и существенно хуже у тех, кто старше 60. Очевидно, что индексация пенсий не успевает за ростом цен и тарифов на услуги, особенно – коммунальные.

Диаграмма 4. Изменение доходов по сравнению с ростом цен.

По Федеральным округам картина достаточно ровная. Из общего ряда резко выбивается Дальний Восток, где процент тех у кого доходы снизились самый высокий (20%), но и доля тех, у кого доходы росли наравне с инфляцией самая высока (32%). В Северо-Западном округе очень низкая доля тех, у кого доходы росли наравне с инфляцией (9%).

Более 30% респондентов с относительно высоким уровнем дохода заявили, что их доходы росли не ниже, чем цены. Среди среднеобеспеченных таковых оказалось только 15%, а среди граждан с низким уровнем дохода – 18%. Это еще раз подтверждает не раз высказываемое мнение, что от инфляции в первую очередь страдают малообеспеченные и средний класс.

Изменения расходов

Следующий вопрос касался изменения расходов на продукты питания за последние полгода. Более половины (56%) опрошенных заявили что расходы на продукты питания в их семьях за этот период выросли. Правда, только 3% из них сказали, что этот рост был существенным. Видимо, к апрелю 2008-го расходы на питание уже существенно возросли (о чем свидетельствуют данные предыдущих опросов, а также данные исследовательской платформы SCIF), а затем рост перешел в более плавную фазу. У 36% респондентов расходы на питание не изменились, а у 7% — даже снизились.

В СЗФО и Сибири доля тех кто заявил о росте расходов на продукты превышает 70%, а в ЦФО и на Дальнем Востоке таковых менее 50%. Зато в этих округах 45-50% тех, кто заявляет о том, что объем расходов не изменился за полгода.

О снижении расходов на питание заявляют 11% граждан с низким уровнем доходов и только 2% тех, у кого относительно высокие доходы.

39% опрошенных заявили, что за последние полгода в их семьях возросли расходы на непродовольственные товары повседневного домашнего потребления. У 50% такие расходы не изменились. И у 9% они снизились.

В Северо-Западном округе 52% опрошенных отметили рост расходов и только 5% — снижение. В Сибирском ФО – 49% и 7%, соответственно. А вот на Дальнем Востоке только 18% респондентов говорили о росте повседневных непродовольственных расходов, и 17% об их сокращении.

В высокодоходной группе 41% отметил рост непродовольственных расходов, и лишь 3,5% снижение. В других доходных группах 30-35%, и 8-10%, соответственно.

Диаграмма 5. Изменение расходов за последние 6 месяцев

Изменения мест совершения покупки

Две трети (66%) участников опроса утверждают, что за последние три месяца они не поменяли типы магазинов в которых совершают повседневные покупки. 7% говорят, что стали больше покупать в супермаркетах, а 5% — в гипермаркетах. 7% стали больше покупать в небольших магазинах, у дома и 7% — в дискаунтерах. 6,5% стали больше покупать на рынках.

Диаграмма 6. Изменение мест совершения повседневных покупок.

Самый высокий процент переключившихся на супермаркеты (12,5%) наблюдается в городах с населением от 100 до 500 тысяч жителей. Это связано с тем, что в 2008-м году сетевая розница активно осваивала именно эти населенные пункты. Мегаполисы и крупные областные центры были уже в достаточной степени насыщены супермаркетами еще в 2005-2006-м годах. А до небольших городов очередь еще не дошла. А вот на дискаунтеры переключаются жители городов миллионников и небольших городов с населением до 100 тысяч жителей. И там и там, по 11% опрошенных заявили что стали больше покупать в магазинах этого формата.

С возрастом доля переключившихся на супермаркеты немного снижается, а на дискаунтеры – растет – см. Диаграмму 7.

Диаграмма 7. Переключение на супермаркеты и в зависимости от возраста.

По Федеральным округам лидирует по переключению на супермаркеты Уральский (14%), отстает – Северо-Западный (3%). Зато в СЗФО самый высокий процент переключившихся на дискаунтеры (19%).

А вот уровень дохода влияет только на долю переключившихся на покупки на рынке. Среди граждан с низким уровнем дохода о переключении на приобретение повседневных товаров на рынках сообщили 14%; а среди тех у кого высокие доходы – только 4%.

Изменения частоты совершения покупки

60% участников исследования уверяют, что частота совершения повседневных покупок за последние месяцы у них не изменилась. 35% говорят, что стали чаще совершать покупки, а 5% — что реже. 18% стали чаще совершать покупки в супермаркетах и гипермаркетах, и 17% чаще стали покупать в магазинах у дома, дискаунтерах и на рынках.

На Дальнем Востоке 14% опрошенных говорят, что стали реже делать повседневные покупки. С возрастом процент тех, кто стал реже делать повседневные покупки возрастает с 1,5% среди самых молодых участников исследования, до 7,5% среди тех, кто старше 60 лет. 12% среди самых малообеспеченных участников исследования утверждают что стали реже делать повседневные покупки.

В Центральном округе (17%) и в Сибири (15%) самая большая доля тех, кто утверждает, что стал чаще делать покупки в гипермаркетах.

Изменения в объеме покупок

60% опрошенных говорят, что в последние месяцы покупают те же продукты, что и раньше, и в тех же количествах.

3% стали покупать более дорогие продукты (среди высоко-обеспеченных – 6%).

8% говорят, что покупают больше продуктов (в городах от 500 тысяч до миллиона жителей – 14%).

17% стали покупать меньше продуктов питания, а 11% — менее дорогие.

Диаграмма 8. Покупка продуктов.

В небольших городах (до 100 тысяч жителей) 23% респондентов говорят что стали покупать меньше продуктов питания.

С возрастом растет доля тех, кто стал покупать меньше тех же продуктов питания и снижается процент тех, кто стал покупать больше продуктов – см. Диаграмму 9.

В Южном и Поволжском регионах только 5-6% опрошенных перешли на более дешевые продукты питания. Возможно, потому, что они там и так наименее дороги по сравнению с другими регионами. В Сибири такой переход совершил каждый пятый респондент (20%).

Диаграмма 9. Покупка продуктов в зависимости от возраста.

67% опрошенных говорят, что в последние месяцы покупают те же непродовольственные товары повседневного спроса, что и раньше, и в тех же количествах. Только 1,5% стали покупать более дорогие товары. 7% — стали покупать больше самих товаров, а 13% — меньше. 10% — перешли на менее дорогие товары повседневного спроса.

Различия по регионам, типам населенных пунктов, возрасту и даже доходу весьма незначительны и в основном не превышают пределов допустимой статистической погрешности.

Диаграмма 10. Покупка повседневных непродовольственных товаров.

Отношение к скидкам

32% участников исследования заявляют, что в последние месяцы стали больше обращать внимания на специальные предложения и скидки, предлагаемые производителями и магазинами, и пользоваться ими. 8% уверяют что стали меньше обращать на это внимания. 60% говорят, что их отношение к скидкам и спец-предложениям не изменилось.

В городах с населением от 500 тысяч до миллиона жителей 40% потребителей признались что стали больше обращать внимания и пользоваться скидками, в сельской местности – только 25%.

В большем внимании к скидкам признались 36% женщин и 27% мужчин. Это, кстати единственный вопрос, по которому ответы мужчин и женщин значимо разошлись.

А вот фактор возраста на этот раз практически не оказался значимым. Среди граждан 35-44 лет 28% стали больше внимания обращать на скидки, а среди 60-летних – 36%. В то время как в самой младшей возрастной группе – 32%.

Наибольшую чувствительность к скидкам продемонстрировали потребители в Уральском Федеральном округе, где доля тех, кто стал больше внимания обращать на скидки в 30 раз превышает долю тех, кто стал на них обращать меньше внимания. В Северо-Западном округе соотношение составляет 10 к 1. А вот в Южном округе это соотношение всего лишь 2 к 1. А на Дальнем Востоке, так и вовсе доли тех, кто стал больше пользоваться скидками, и меньше оказались равны – см. Диаграмму 11.

Диаграмма 11. Отношение к скидкам по Федеральным округам.

Фактор дохода не оказал значимого влияния на отношение к скидкам. Среди граждан с самыми высокими доходами 5% стали обращать меньше внимания на скидки и 30% — больше. А среди граждан с самыми низкими доходами 8% и 35%, соответственно.

Сбережения

Диаграмма 12. Изменение сбережений.

Треть респондентов (33%) не делала ранее и не делает никаких сбережений. Среди жителей сельских населенных пунктов об отсутствии сбережений говорят 43%. По возрастным группам значимых отклонений нет – все значения в пределах 30-37%. А вот по Федеральным округам разброс значений очень велик: от 18% в Центральном до 47% на Урале и 57% в Сибири. Также очень сильны различия по образовательным группам. Среди граждан с начальным образованием более 50% заявляют о том, что они не делали и не делают сбережений. Среди тех у кого среднее или среднее специальное образование – 35%. А вот среди граждан с высшим образованием только 22% не делали сбережений. Также только 22% не делавших сбережений среди граждан с высоким уровнем доходов; против 35-36% по остальным доходным группам.

Небольшая доля участников опроса (3%) заявила, что они в последнее время делают даже больше сбережений, чем раньше. Интересно, что по этому варианту ответа ни один из анализируемых факторов не показал значимой корреляции. Все значения лежат в пределах от 1,5 до 5%.

Седьмая часть респондентов (14%) сказали, что продолжают делать сбережения в таком же объеме, как и ранее. В младшей возрастной группе (до 25 лет) таковых 20%; в старших (от 45 лет) – только 10%. По Федеральным округам различия незначительны. Также как и по образовательным и доходным группам.

Почти четверть опрошенных (23%) продолжают делать сбережения, но в меньшем количестве, чем ранее. В городах миллионниках такой ответ дал почти каждый третий (31,5%) опрошенный; а в небольших городах и сельской местности – менее 20%.

В возрастной группе 45-59 лет о снижении приростов сбережений заявили почти 30% участников исследования, в остальных возрастных группах – 19-22%.

В Центральном округе снижение прироста сбережений отметили 30%, на Урале, в Сибири и на Дальнем Востоке – только 13-16%.

Среди граждан с высшим образованием более 30% отметили снижение объемов прироста сбережений, а в других образовательных группах – менее 20%.

Среди граждан с наиболее высоким уровнем доходов о снижении объемов прироста сбережений заявили 34%; по другим доходным группам – около 20%.

Каждый восьмой участник исследования (12%) заявил, что в последние полгода их семьи перестали делать сбережения, но те, которые у них есть, не тратят. В Сибирском и Южном округах о прекращении сбережений сказали 6 и 8% опрошенных, в Центральном и Дальневосточном – 16 и 17%, соответственно.

Среди граждан с высшим образованием 16% завили, что пока прекратили делать новые сбережения, а среди тех у кого начальное образование – только 8%. Здесь будет уместно напомнить, что среди высокообразованных почти 80% делали сбережения ранее, а среди граждан с начальным образованием – менее половины.

А вот текущий уровень дохода на долю прекративших делать сбережения не влияет. И мы еще раз убеждаемся в том, что в таких вопросах большую роль играет не сам уровень, а вектор изменения доходов, и настроений потребителей.

И 14% респондентов сообщили, что их семьи не только прекратили делать новые сбережения, но и вынуждены были потратить часть сделанных ранее. Такой ответ дали 10% проживающих в городах с населением от 500 тысяч до миллиона человек, и 21% тех, кто живет в городах от 100 до 500 тысяч жителей.

А другие анализируемые факторы на долю «проедающих» сбережения значимого влияния не оказали.

Березин Игорь